Что может быть более абсурдным, чем требовать от адвоката диплом юридического факультета?

03/12/2015

15 сентября 2015 года вступил в силу Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации. Начался этап практической реализации конституционно-правовой нормы, устанавливающей административное судопроизводство (правосудие по административным делам) как специальную форму реализации судебной власти наряду с конституционным, гражданским и уголовным судопроизводством.

27 ноября в Воронежском государственном университете прошла конференция, посвященная нововведениям в законодательство об административном судопроизводстве.

Управляющий партнер Адвокатской конторы «Бородин и Партнеры», вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов Сергей Бородин, рассказывая об особенностях участия адвоката в административном судопроизводстве отметил, что, несмотря на элементарную простоту законодательной конструкции нормы ГПК РФ об оформлении полномочий адвоката-представителя, среди судей на практике иногда возникали трудности с ее пониманием, что требовало соответствующих разъяснений на уровне не только областных судов, но и Верховного Суда РФ. Так, существовало мнение, а где-то оно продолжает существовать и до сих пор, что адвокат не может представлять интересы своего доверителя в гражданском процессе на основании ордера в отсутствие самого доверителя.

История правоприменения норм ГПК РФ знает и множество других курьёзов, выход из которых был найден благодаря правовым позициям Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

Нельзя обойти вниманием и норму ч. 5 ст. 59 АПК РФ ("Ведение дел в арбитражном суде через представителей"), признанную неконституционной Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 15-П.

И вот, новое время. 15 сентября 2015 г. вступает в силу Кодекс административного судопроизводства РФ, призванный породить множество до некоторого времени неразрешенных вопросов, играющих роль заноз и образующих череду непониманий.

Одной из проблем правопонимания может стать норма ч. 4 ст. 57 Кодекса административного судопроизводства РФ, согласно которой «Полномочия адвоката на ведение административного дела в суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом».

Полагаю, под федеральным законом законодатель подразумевал именно ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», согласно ч. 2 ст. 6 которого в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также - соглашение) для вступления адвоката в дело.

Так как же по мнению законодателей должны и могут быть оформлены полномочия адвоката на ведение административного дела в суде? На какой именно федеральный закон нас отсылают?

Яркой иллюстрацией проблематики Кодекса административного судопроизводства РФ стала и его норма ч. 3 ст. 55, согласно которой «Представители должны представить в суд документы о своем образовании, а также документы, удостоверяющие их статус и полномочия», ч. 1 ст. 55, согласно которой «представителями в суде по административным делам могут быть лица… имеющие высшее юридическое образование».

Что может быть более абсурдным, чем требовать от адвоката диплом юридического факультета?!

Норма ч. 1 ст. 9 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямо предусматривает, что решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта РФ после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката, квалификационного экзамена, а норма ч. 1 ст. 2 указанного закона говорит о том, что адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Очевидно, лицо, обладающее статусом адвоката, априори является профессионалом в области права.

Между тем лицо, обладающее статусом адвоката, может и не иметь высшего юридического образования, однако может обладать ученой степенью кандидата юридических наук. Насколько последователен был законодатель, принижая профессиональный авторитет адвоката с ученой степенью кандидата юридических наук, не имеющего высшего юридического образования, скажем, перед бывшим студентом-двоечником — выпускником юридического факультета, не проработавшего по специальности ни дня, который, если следовать букве закона, вправе быть представителем по административным делам?

Новый кодекс породил новые проблемы, на которые не могла не отреагировать Федеральная палата адвокатов РФ, направившая Президентам адвокатских палат субъектов РФ обращение от 15 октября 2015 г. № 983-10/15.

О складывающейся ситуации Президент Федеральной палаты адвокатов РФ уже проинформировал Председателя ВС РФ, его заместителя, а также председателя Комитета ГД РФ по конституционному законодательству и государственному строительству.

Согласно содержанию указанного обращения, стороны нашли взаимопонимание и пришли к единому мнению, что судами искажаются требования ст. ст. 55-57 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Так, в обзоре ВС напоминает, что по общему правилу, сформулированному в ст. 55 КАС РФ, представителями по административным делам могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование.

При этом ВС отмечает, что из взаимосвязанных положений ст. 9–12 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует, что статус адвоката может быть присвоен только лицу, успешно сдавшему квалификационный экзамен, имеющему высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности и отвечающему установленным законом требованиям к стажу по юридической специальности: «Следовательно, присвоение лицу статуса адвоката свидетельствует о наличии у него квалификации, позволяющей профессионально оказывать юридическую помощь, которая подтверждена решением соответствующей квалификационной комиссии».

Поделиться