Как умерить аппетиты следователей. Рабочая группа готова максимально оберегать адвокатскую тайну.

24/06/2016

23 июня в Федеральной палате адвокатов РФ Управляющий партнер Сергей Бородин принял участие в заседании рабочей группы, которая готовит изменения в Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА) и в Рекомендации ФПА РФ, связанные с регулированием правового режима и вопросов сохранения адвокатской тайны.

С первого заседания рабочей группы, созданной Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС), прошло уже больше трех месяцев. 14 марта члены группы, которую возглавляют президент ФПА РФ Юрий Пилипенко и первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко, приняли решение разослать в региональные палаты адвокатов письма с просьбой высказать свои замечания и предложения к проекту поправок в КПЭА и упомянутые выше Рекомендации. Ответы поступили из нескольких палат, в связи с чем рабочая группа решила свести все предложения в таблицу, после чего принять по каждому из них свое решение и передать окончательный пакет поправок в КЭС.

Председательствовавший на заседании рабочей группы заместитель председателя КЭС, руководитель секции КЭС по этике Василий Рудомино отметил, что каждая палата имела возможность высказать свою позицию, в этом смысл такой рассылки. А воспользовались такой возможностью, конечно, лишь те, у кого имеются конструктивные предложения, связанные с необходимостью внесения изменений в документы после принятия Конституционным Судом РФ Постановления № 33-П от 17 декабря 2015 г. и Определения № 186-О от 15 января 2016 г. В этих судебных актах высказаны важные правовые позиции, связанные с доступом к материалам адвокатского производства.

Анализ данных судебных решений, проведенный членом рабочей группы адвокатом Христофором Иваняном, показал, что ряд общих положений нуждается в уточнениях, а они могут быть сделаны либо на основе правоприменительной практики, либо на основе такой интерпретации использованных Конституционным Судом формулировок, которая не должна нарушать режим адвокатской тайны.

Впрочем, если в отношениях адвоката с его доверителем были какие-то уголовно наказуемые правонарушения, то в таких случаях говорить о защите тайны нельзя. Но слишком размытые определения в актах КС РФ мешают внести конкретику в методические рекомендации для адвокатов. Нет также критериев, позволяющих понять, как именно должен быть ограничен поиск нужного следствию доказательства и что именно следователь вправе изъять у адвоката. Особенно сложно указать конкретный объект поиска для документов, хранящихся в цифровом виде, но делать это все равно нужно, ведь КС уже определил, что конкретизация отыскиваемого объекта «предопределяет недопустимость изъятия следователем адвокатских производств в целом».

Рабочая группа намерена в рамках закона и на основании судебных актов предложить свои рекомендации, чтобы они получили затем статус документов ФПА, однако для дальнейшей работы членам группы необходима в том числе судебная статистика, которую по возможности решено запросить в Верховном Суде.

Свое исследование вопроса о злоупотреблении правом на защиту по поручению рабочей группы провел доцент Череповецкого филиала Университета Российской академии образования Сергей Гаврилов. По его заключению, точного определения такому злоупотреблению юристы так и не смогли дать, хотя попытки предпринимались неоднократно. А присутствовавший на заседании заместитель председателя КЭС Дмитрий Талантов считает, что вряд ли адвокаты должны сами определять, какие конкретно действия адвоката позволяют говорить о злоупотреблении правом. Ведь готовящиеся к принятию документы нужны для того, чтобы защитить адвокатскую тайну в интересах их доверителей, и рабочая группа готова помогать в этом по мере своих сил и возможностей.

Члены рабочей группы получили конкретные поручения по доработке документов, которые будут положены в основу проекта поправок в КПЭА и Рекомендации по сохранению адвокатской тайны.

 

 

 

Поделиться