Верховный суд решит судьбу поручителя-банкрота

13/07/2017

Верховный суд принял к рассмотрению жалобу банка, который хотел встать в реестр кредиторов банкрота с поручительством. Апелляция и кассация банку отказали, потому что активы банкрота на день совершения сделок были меньше, чем долг по поручительству. А значит, банк знал о неплатежеспособности поручителя и заключал договоры с целью злоупотреблений, решили две инстанции. Банк объяснил, почему не согласен с такой точкой зрения.
Можно ли признать недействительным поручительство компании, если она находилась в бедственном положении, решит Верховный суд в деле о банкротстве «Коммерческого центра торгово-промышленной палаты города Дубны» (дело № А41-20524/2016; сумма включенных требований, согласно Casebook, — 2,5 млрд руб.). «Нота-Банк» (ныне тоже банкрот) хочет встать в очередь кредиторов с 1,2-миллиардным поручительством Центра по невыплаченным кредитам «СтройТрансИнвеста 02». Обеспечительные договоры были подписаны в мае—сентябре 2015 года, банкротство инициировано в апреле 2016-го.
Арбитражный суд Московской области включил требование в реестр. Но 10-й Арбитражный апелляционный суд счел поручительство недействительным, и в этом его поддержала кассация. Они согласились, что банк должен был более осмотрительно выбирать поручителя. Ведь сумма поручительств Центра превышала его чистые активы. К тому же на день заключения сделки он успел набрать 173,7 млн руб. займов и других долгов, что было отражено в бухгалтерском балансе (кстати, отрицательном). По мнению апелляции и кассации, «Нота-Банк» не мог не знать из документов, что Центр не может отвечать по долгам заемщика. А значит, договоры поручительства были заключены злонамеренно, с целью получить влияние на будущее банкротство и причинить вред другим кредиторам.
С этим не согласился «Нота-Банк», жалобу которого принял судья экономколлегии Сергей Самуйлов. Как указывает заявитель, спорное поручительство — не единственное поручительство и не единственное обеспечение по кредиту, поэтому банк рассчитывал на выплаты ото всех «обеспечителей». Да и сам заемщик некоторое время платил долги. Кроме того, гласит жалоба, «договор поручительства не предполагает встречного исполнения со стороны банка в пользу гарантирующего лица, поэтому у банка не было поводов заботиться о выгодности договоров для поручителя». Верховный суд решил прислушаться к этим доводам и разберется в деле 21 августа 2017 года.
Поручительства: фиктивные и реальные
О проблеме фиктивных поручительств, на которые указали апелляция с кассацией, рассказывает руководитель практики банкротства «Максима Лигал» Сергей Бакешин. По его словам, выдача поручительств, в том числе фиктивных, в том числе «задним числом», — один из самых удобных способов увеличить контролируемую кредиторскую задолженность. Не надо платить, передавать имущество и совершать другие действия, которые потом может проверить суд, объясняет Бакешин. Не разрешен вопрос, можно ли вообще применять к банкам ст. 10 ГК о добросовестности, потому что закон не запрещает выдавать кредиты даже «однодневкам» и техническим заемщикам, был бы резерв, отмечает партнер независимой юридической группы «Стрижак и партнеры» Вячеслав Косаков.
Вероятно, при рассмотрении жалобы «Нота-Банка» Верховный суд обратит внимание на то, какова была реальная экономическая цель спорных сделок, предполагает управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин. Иного мнения придерживается советник Norton Rose Fulbright Алексей Бородак. По его утверждению, судебная практика не оценивает договоры поручительства на экономическую нецелесообразность. Как рассказывает Бородак, у крупных заемщиков действительно чаще всего много поручителей, каждый из которых обычно не в состоянии выплатить весь долг в одиночку. И если сумма поручительства превышает цену активов, за этим вовсе необязательно скрываются злоупотребления, подытоживает Бородак.

Поделиться