Независимо от вины.

31/05/2017

О регрессном иске УФК по Москве к СК РФ о возмещении средств, выплаченных осужденному после его реабилитации.

20 апреля 2017 г. Управление Федерального казначейства по г. Москве направило руководителю московского Главного следственного управления СК РФ запрос (имеется в распоряжении «АГ») о предоставлении сведений о нескольких сотрудниках Перовского межрайонного следственного отдела в целях «реализации права на регрессный иск». Поводом для обращения стало постановление Перовского районного суда Москвы, частично удовлетворившего заявление Владимира Ж. о реабилитации в порядке ст. 135 УПК РФ, которым с Министерства финансов РФ в его пользу было взыскано чуть более 837 тыс. рублей.

Однако запрашиваемые сведения о сотрудниках Следственного комитета РФ относятся к персональным данным, находятся в личном деле сотрудника и не подлежат разглашению. Иное означало бы нарушение Федерального закона «О персональных данных».

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» к участию в делах по требованиям реабилитированных о возмещении имущественного вреда в качестве ответчика от имени казны Российской Федерации привлекается Министерство финансов РФ. Его интересы в судах представляют по доверенности (с правом передоверия) управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

При этом в разъяснении Верховного Суда РФ не предусмотрена возможность предъявления ответчиком в рамках иска о реабилитации регрессного иска к должностным лицам следственного органа, в результате действий которых гражданину, незаконно привлеченному к уголовной ответственности, был причинен имущественный и моральный вред.

Кроме того, законность действий следователя была подтверждена обвинительным приговором суда. То есть суд первой инстанции признал законными и уголовное преследование, и действия следователя по его осуществлению. В надзорном производстве по делу содержится заключение прокурора о законности возбуждения уголовного дела. Более того, прокурором утверждено обвинительное заключение с направлением дела в суд для разбирательства по существу.

Факт прекращения уголовного дела судом апелляционной инстанции не означает, что реальными причинителями вреда являются следователь и его руководитель. С таким же успехом Управление Федерального казначейства по г. Москве может обратиться с указанным иском и к надзирающему прокурору, и к судье суда первой инстанции.

Неслучайно в силу положений п. 1 ст. 1070 ГК РФ, а также ч. 1 ст. 133 УПК РФ такой вред подлежит возмещению независимо от вины указанных лиц.

С учетом положений ст. 133 УПК РФ и ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещаются за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, — за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Уголовное преследование по ст. 159 УК РФ осуществляется в публичном (от имени государства) порядке. Следовательно, вред от незаконного уголовного преследования подлежит возмещению из средств Федерального казначейства.

На основании сложившейся судебной практики, уголовного закона и уголовно-процессуальных норм следует сказать, что императивная обязанность по возмещению вреда вследствие реабилитации гражданина в порядке ст. 135 УПК РФ лежит на Минфине России, в данном конкретном случае — на его представителе в судебных органах, Управлении Федерального казначейства по г. Москве. Представленный механизм взыскания вреда позволяет не нарушать границ полномочий, предоставленных следственному органу, по самостоятельному направлению хода расследования, вынесению процессуальных решений. Кроме того, законность обвинения обеспечивает надзорный орган.

Так, до вынесения обвинительного приговора судом первой инстанции в отношении гражданина Ж. органами прокуратуры уголовное дело по обвинению Ж. было изучено, и никаких нарушений федерального законодательства выявлено не было. Все решения следователя были признаны законными и обоснованными, поскольку материалы уголовного дела были направлены в суд первой инстанции с утвержденным обвинительным заключением.

Таким образом, полагаем, что при незаконном уголовном преследовании гражданина большая ответственность возлагается на органы прокуратуры, так как именно их функцией является надзор за исполнением законов и соблюдением прав и свобод человека и гражданина следственными органами в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

И тем не менее действующим законом прямо предусмотрен порядок возмещения реабилитированному имущественного вреда, который и явился основой вынесения Перовским районным судом г. Москвы Постановления от 19 мая 2016 г.

Источник

Поделиться