Презумпция виновности.

07/06/2017

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении апелляционных жалоб осужденных по уголовному делу, указавших на ряд процессуальных нарушенийих права на защиту.

Большинство экспертов в целом согласились с выводами Суда, однако один из них отметил, что апелляционное определение четко отражает правоприменительную тенденцию: обвинительные приговоры, вынесенные на основании вердикта присяжных, не отменяются, а имеющиеся процессуальные нарушения права на защиту не расцениваются как существенные.

Осужденные К., Кт. и Т. были признаны виновными в вымогательстве, грабеже и убийстве М. приговором, вынесенным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

В апелляционной жалобе адвокат осужденного К., ссылаясь на показания свидетеля П., заявил об отсутствии в его действиях составов преступлений, предусмотренных ст. 161 «Грабеж» и ст. 325 «Похищение или повреждение документов» УК РФ, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и просил переквалифицировать действия К. на ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Адвокат осужденной Кт. указал на процессуальные нарушения в ходе предварительного следствия. В частности, на то, что не все материалы дела были предоставлены для ознакомления; заявленные по окончании ознакомления с материалами дела ходатайства не были надлежащим образом разрешены; следователем были отклонены ходатайства защиты о допросе свидетелей и экспертов, в связи с чем Кт. была лишена возможности оспорить показания обличавших ее лиц, поскольку очных ставок проведено также не было.

Адвокат осужденной Т. просил отменить приговор в связи с несвоевременным ознакомлением Т. с постановлением о назначении судебных экспертиз, в силу чего данные доказательства являются недопустимыми.

Рассмотрев апелляционные жалобы, Верховный Суд счел их не подлежащими удовлетворению.

Суд указал, что, исходя из ранее установленных вердиктом присяжных фактических обстоятельств дела и их юридической квалификации, оснований для квалификации действий осужденного К. по ст. 159 УК РФ не имеется.

Относительно заявленного в апелляционной жалобе осужденной Кт. нарушения порядка ознакомления с материалами дела ВС РФ указал, что из материалов дела следует, что ей предоставлялась дополнительная возможность ознакомления с материалами. Что касается отклоненных ходатайств защитника, то они, как отметил Верховный Суд, были рассмотрены судом в соответствии с действующим законодательством и принятые по ним решения обоснованны. Также подчеркивается, что факт отказа следователя от проведения очных ставок не может рассматриваться как ограничение прав участников процесса, поскольку с их показаниями Кт. была ознакомлена и имела возможность оспорить их в судебном заседании.

Доводы адвоката осужденной Т. Верховный Суд РФ также счел несостоятельными, указав, что один лишь факт несвоевременного ознакомления стороны с постановлением о назначении экспертизы и связанное с этим формальное несоблюдение требований ст. 195 и 198 УПК РФ не является безусловным основанием для признания заключения эксперта недопустимым доказательством, поскольку данный процессуальный недостаток был устранен путем назначения дополнительных экспертных исследований по ходатайствам сторон.

Комментируя судебный акт, советник ФПА РФ Нвер Гаспарян отметил, что отказ следователя в допросе свидетелей защиты, экспертов и проведении очных ставок, безусловно, нарушает права обвиняемого на защиту, если такая ситуация рассматривается на стадии направления уголовного дела в суд. При этом, по его мнению, если на стадии судебного разбирательства стороне защиты судом предоставлена возможность допросить своих свидетелей и экспертов, оспорить доказательства обвинения, то допущенное следователем нарушение прав обвиняемого устранено судом первой инстанции. «Поскольку суд устранил допущенные следователем нарушения, аргументацию ВС РФ я считаю обоснованной», — сделал вывод Нвер Гаспарян.

Адвокат адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Михаил Колесников указал на то, что положения ч. 2 ст. 159 УПК РФ, по которым подозреваемому или обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, на практике работают плохо.

«Все дело в том, что в статье имеется лазейка, позволяющая следователю абсолютно законно отказать в удовлетворении практически любого ходатайства стороны защиты о производстве следственных действий: „если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела“», — пояснил эксперт. Поэтому достаточно проблематично обязать следователя провести те или иные следственные действия, когда он считает их нецелесообразными и не относящимися к предмету расследуемого уголовного дела.

«Таким образом, исходя из положений УПК, решение ВС РФ в той части, в которой суд не принял во внимание то, что на стадии предварительного следствия не были допрошены свидетели и не были проведены очные ставки, законно и обоснованно. Если бы речь шла об отказе в допросе свидетеля, явившегося в судебное заседание, то тогда имело бы место нарушение норм УПК», — заключил Михаил Колесников.

Адвокат АБ «ЗКС» Андрей Гривцов отметил, что апелляционное определение целиком и полностью соответствует современному тренду рассмотрения уголовных дел Верховным Судом РФ: обвинительные приговоры судов первой инстанции, вынесенные на основании вердиктов присяжных заседателей, не отменяются, а имеющиеся процессуальные нарушения права на защиту, в том числе на стадии досудебного производства (в данном случае, неознакомление со всеми материалами дела в ходе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении судебных экспертиз) не расцениваются как существенные и влекущие отмену вынесенного приговора. В случае же с отменой оправдательных приговоров ситуация прямо противоположна: они отменяются гораздо чаще и по любым, самым формальным основаниям.

Ссылка на источник

Поделиться