Вольность трактовок УПК РФ

28/02/2017

Конституционный Суд РФ разъяснил, что не может быть поводом для отказа в рассмотрении ходатайств. По словам эксперта, ситуация в очередной раз показывает, насколько вольно участники уголовного судопроизводства трактуют положения УПК РФ.

Сегодня опубликовано определение КС РФ, в котором заявитель просил признать целый ряд статей УПК РФ противоречащими основному закону. Как следует из жалобы, в 2013 г. торговый комплекс с подземной автостоянкой, принадлежащий на праве долевой собственности организации-заявителю, в рамках уголовного дела был признан вещественным доказательством и передан на ответственное хранение потерпевшей стороне. При этом ни подозреваемым, ни обвиняемым, ни гражданским ответчиком по уголовному делу участники организаций — собственников здания не были, в связи с этим они настаивали на том, что передача объекта третьим лицам нарушила их права.

В частности, в жалобе подчеркивается, что должностные лица следственного органа отказали в удовлетворении ходатайства собственника о замене ответственного хранителя и передаче ему объекта недвижимости. Отказ мотивирован отсутствием процессуальной возможности произвести замену ответственного хранителя в период приостановления предварительного следствия. Процессуальные решения, вынесенные по данному вопросу, были обжалованы в судебном порядке, однако оставлены без изменения.

В этой связи заявитель попытался оспорить конституционность ч. 1 и 2 ст. 38 «Следователь», ч. 1 и 2 ст. 39 «Руководитель следственного органа», ч. 1 и 2 ст. 119 «Лица, имеющие право заявить ходатайство», ч. 1 ст. 120 «Заявление ходатайства», ст. 121 «Сроки рассмотрения ходатайства» и ст. 122 «Разрешение ходатайства» УПК РФ во взаимосвязи с положениями гл. 2, 21 и 28 данного кодекса «в той мере, в какой они не допускают в рамках приостановленного уголовного дела рассмотрение следователем по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законом, ходатайства собственника недвижимого имущества, которое у него изъято в связи с признанием вещественным доказательством, о передаче этого имущества на хранение законному владельцу».

Позже на запрос судьи-докладчика Следственный комитет РФ представил сведения, согласно которым в 2015 г. здание комплекса с подземной автостоянкой передано на ответственное хранение заявителю. Таким образом, поясняется в определении, права по владению и пользованию недвижимым имуществом были восстановлены, и жалоба в этой части не может быть предметом рассмотрения КС РФ.

Говоря о приведенных выше оспариваемых статьях УПК РФ, КС РФ в своем определении указал, что они не могут нарушить права заявителя в указанном аспекте, так как они «не предполагают отказ в рассмотрении, разрешении и удовлетворении ходатайств — в том числе относительно определения объема реализации правомочий по распоряжению имуществом, являющимся вещественным доказательством по уголовному делу, — лишь по той причине, что предварительное следствие по делу приостановлено или продолжается».

Комментируя данное постановление, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Михаил Колесников подчеркнул, что участники уголовного судопроизводства продолжают вольно трактовать УПК РФ, причем всегда в свою пользу. «Ссылка следственных органов на отсутствие процессуальных возможностей для рассмотрения ходатайства по приостановленному уголовному делу лично у меня вызывает недоумение», — добавил он. Эксперт напомнил, что в ч. 3 ст. 209 УПК РФ четко прописано, что после приостановления предварительного следствия не допускается производство следственных действий. «Других ограничений указанная норма права на следователя не налагает. Рассмотрение ходатайства не является следственным действием, и приостановление предварительного следствия никак не препятствует этому процессу», — объяснил адвокат.

Олег Баранов

Ссылка на источник

Поделиться