Воронежцев оставили без американской пиццы

11/06/2015

Коммерсантъ (Воронеж) №102 от 11.06.2015

Единственный франчайзи Papa John’s в Черноземье разорвал отношения с компанией

Воронежский ресторатор Николай Шалыгин и его партнеры разрывают франчайзинговые отношения с российским держателем франшизы американской сети пиццерий Papa John’s (PJ). В Черноземье она была представлена двумя заведениями, управлявшимися господином Шалыгиным через местное ООО «Пи джей Воронеж». Он объясняет решение ухудшением отношений с руководителями российского PJ после того, как не стал «задним числом» заключать франчайзинговый договор со структурами, не владеющими правами на бренд сети. Эксперты называют требования представителей сети «нетипичными».

Об отказе от сотрудничества с PJ „Ъ“ рассказал Николай Шалыгин. Помимо пиццерий господин Шалыгин вместе с партнерами управляет рестораном русской кухни «Гармошка» и сетью фастфудов «Чебуречная №1». По словам господина Шалыгина, 9 июня он уже снял с обеих пиццерий вывески Papa John’s и фактически прекратил работу под этим брендом. «Несколькими днями ранее нам пришло письмо от кипрской PJ Western Retail Ltd, правообладателя на товарные знаки сети. От нас в ультимативной форме потребовали в течение пяти дней прекратить любое использование товарных знаков PJ как незаконное», — рассказал господин Шалыгин. Ни он, ни его партнеры продолжать сотрудничество с PJ не намерены. «В течение двух месяцев на площадках, которые закрыты с 10 июня, мы откроем фастфуд с новой концепцией», — пояснил ресторатор.

Сеть пиццерий Papa John’s основана в 1984 году. Штаб-квартира расположена в Джефферсонтауне (Кентукки, США). По собственным данным, на 2015 год в мире по разным схемам работают более 4 тыс. точек общепита под брендом PJ. Выручка по итогам 2013 года — $1,439 млрд, операционная прибыль — $106,5 млн. В России сеть представлена более чем 70 точками в 20 городах. Больше половины из них — в Москве и Московской области. Из всех городов Черноземья сеть PJ была только в Воронеже.

По словам Николая Шалыгина, его сотрудничество с PJ началось в апреле 2013 года, когда возглавляемое им ООО «Пи джей Воронеж» заключило договор субсубконцессии (купило франшизу) со столичным ООО «Пи джей пицца №12». По соглашению, паушальный взнос составил 2,3 млн руб., роялти — 7,5% от месячного оборота, в 2015 году он был снижен до 5,5%. По оценке господина Шалыгина, в открытие двух ресторанов он вместе с партнерами инвестировал около 16 млн руб. До 1 сентября 2014 года по федеральному законодательству договоры коммерческой концессии подлежали регистрации в Роспатенте. Именно на этом этапе и начались проблемы: «Мы неоднократно просили менеджмент PJ подтвердить регистрацию договора. А нам предложили подписать новые бумаги задним числом».

Речь шла о замене «Пи джей пиццы №12» в договоре с воронежскими франчайзи на ООО «Пи джей франчайзинг». По информации Роспатента, оба ООО не имеют прав на использование товарных знаков PJ. По данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «Пи джей пицца №12» было сначала переименовано в ООО «Орион», а в марте 2015 года ликвидировано. ООО «Пи джей франчайзинг» зарегистрировано 28 мая 2013-го. Основной владелец Кристофер Уинн (75% долей) — топ-менеджер российского представительства PJ и глава кипрской компании-правообладателя. Ей же через ООО «Пи джей Евразия» принадлежат еще 25% в «Пи джей франчайзинге». Воронежские партнеры PJ потребовали заключения соглашения с легитимным правообладателем, но российский менеджмент продолжал настаивать на замене «их» стороны сделки. Тогда местные франчайзи отказались от выплаты роялти. К декабрю 2014 года задолженность составила примерно 1,5 млн руб. Менеджмент PJ направил письма от кипрской компании о том, что выплаты «Пи джей пицце №12» правомерны и претензий со стороны правообладателя не будет. Но воронежские бизнесмены усомнились в этих бумагах.

Еще одной причиной отказа от проекта могла стать его финансовая несостоятельность — вместо полугода пиццерии начали выходить на окупаемость только через полтора: «Нас обязали закупать сырье у “Пи джей Евразии”. Она делала на него значительную наценку». В московском офисе PJ от комментариев отказались. Директор по франчайзингу Надежда Турбанова сказала „Ъ“, что «ничего не знает» о разрыве отношений, поблагодарила за звонок и положила трубку.

Опрошенные „Ъ“ бизнесмены, участвовавшие во франчайзинговых проектах, назвали ситуацию «крайне нетипичной». «Договор с фастфудом KFC — это больше 40 листов, а юридическая чистота соглашений выверена до последней буквы. Столь же серьезный подход у ресторанов Subway и ритейлера “Пятерочка”. Никаких “чужих” фирм там не бывает», — сказал один из них на условиях анонимности.

Юристы считают, что воронежские партнеры PJ вовремя прекратили сотрудничество с держателями франшизы. Глава адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин назвал ситуацию «обычным вариантом схемы “серой франшизы”»: «Как правило, с ведома недобросовестных менеджеров высокого уровня формируется канон увода роялти в сторону от беспечного правообладателя и подальше от налогообложения». В этой схеме проигравшим «всегда является местный бизнес, согласившийся на участие в сомнительных схемах». «Возврат “кривых” платежей в судебном порядке юридически бесперспективен. Можно попытаться лишь сдать схему силовикам, но для этого надо являться действительно потерпевшим, а не соучастником. Кроме того, есть риск взыскания неосновательного обогащения со стороны действительного правообладателя», — пояснил господин Бородин.

Управляющий партнер юридической компании «Центральный округ» Дмитрий Просвирин также уверен, что «никаким правовым полем в этой истории не пахнет»: «Соглашение заключалось не с правообладателем, а с фактически посторонней организацией. Позицию воронежцев никакое письмо от кипрской компании не укрепляет — оно тоже не имеет юридической силы. Чем дольше они продолжили бы это сотрудничество, тем больше могла быть сумма взыскания от действительного правообладателя».

Всеволод Инютин

Подробнее

Поделиться