Адвокат Сергей Бородин: «Способность защищаться – признак жизни»

27/08/2014

36on, 4 сентября 2014г

О рисках и перспективах инвестиций в Воронежскую область, о роли адвоката в бизнес-процессах, о необходимости свежего взгляда на проблемы компаний 36on.ru рассказал руководитель адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин.

- Кем правильнее считать адвоката – бизнесменом или человеком свободной профессии?

- Адвокатура, я считаю, имеет незначительное отношение к бизнесу. Работа адвоката ближе к искусству. Да, наша работа не бесплатна. Мы  заинтересованы в финансовых результатах, но прибыль не является для нас главным приоритетом. Адвокатура – институт выстраивания отношений между государством и обществом. Публичная общественная функция, которая позволяет наиболее эффективно формировать свою правовую позицию в современном мире.

Функция защиты – несомненно биологична, есть ведь даже защитные инстинкты! Каждое живое существо умеет защищаться. Это умение и есть основной признак живого. Общество – живой организм и ему необходимо уметь приспосабливаться к среде, к государству. Адвокатура – юридический проводник, адаптирующий требования государства к обществу, и меняющийся вместе с ними. Лично я работал еще в советский период, когда адвокат был только представитель в суде, а сейчас адвокат – это и личный советник. Появились семейные и корпоративные адвокаты. В любой крупной компании, как правило, есть штатные юристы и правовые отделы, но сейчас они все чаще привлекают адвокатов со стороны. Как аудитор, проверяющий бухгалтерию компании, может найти проблемные места, так и адвокат обеспечит взгляд на сделку со стороны, причем взгляд не подчиненного, которому так или иначе надо угодить руководству и представлять дела лучше, чем они есть, а свободного и независимого консультанта.

- «Бородин и партнеры» - не очень обычная для Воронежа организация. Хотя бы потому, что у вас действительно есть партнеры.

- В России большинство адвокатов работает индивидуально, но в последние годы стали формироваться адвокатские фирмы, бюро, которые работают как организации. Бюро – это команда специалистов, обладающих узкой специализацией, но владеющих ею очень глубоко и в сумме обеспечивающих широкий спектр юридических действий. Право пронизывает все сферы жизни общества, организаций и отдельных людей. Есть отрасль права, связанная с ведением бизнеса, есть медицинское право, есть спортивное право – у олимпийских спортсменов есть свои адвокаты. И часто (я бы сказал, чаще всего) конкретная проблема находится на стыке нескольких отраслей. Так, при строительстве жилого квартала надо учитывать и гражданское законодательство, и жилищное, и земельное. А если при этом возникает угроза банкротства – то и арбитражное, и, возможно, уголовное. Вовлекаясь в разрешение конфликта, мы должны уметь ориентироваться во многих юридических практиках. Калибр разрешаемых проблем бывает настолько крупный, что с ним не справится в одиночку узкий специалист.

- И какие умения считаются важнейшими для адвоката?

- Сейчас в тренде умение анализировать ситуацию и правильно выражать позицию. Умение убеждать – визитная карточка адвоката. Информационный век заставляет уверенно ориентироваться в информационном  пространстве. Мы, как и журналисты,  работаем словом, и владеть им – важная часть нашего «актива». Необходимо анализ сухих правовых норм донести до слушателя – судьи, прокурора, клиента. «Птичий язык» законов и норм надо адаптировать для восприятия разными слушателями, для чего требуется и высокая эрудиция и большой личный опыт.

- Скажите, а будни российского адвокатской конторы похожи на то, что описывает в своих романах Джон Гришем?

- Только некоторые страницы похожи…

- В последнее время «Бородин и партнеры» упоминаются в прессе чаще в связи не с уголовными делами, а бизнес-проектами. Как вы оцениваете деловой климат нашей области?

- У нас массового притока инвестиций нет и, видимо, не будет – мы не Клондайк и нефтеносный регион. Инвестиции в Воронежскую область всегда будут точечными. И зависят, в том числе от умения, подать наши преимущества – столичный ракурс, чернозем, логистику и т.д. Юридически область готова к инвесторам, нужно, чтоб она была готова административно. Наши губернские власти создали нормативную среду для инвестиций. Но на ее исполнение я смотрю с чуть меньшим оптимизмом.

- В нашем регионе немало примеров, когда мировые концерны оказывались беспомощными перед административными барьерами…

- Бизнес – это всегда риск. Инвестор в российском регионе должен всегда помнить русскую пословицу: доверяй, но проверяй. Можно поверить в дружеское рукопожатие чиновника, но нужно посмотреть – а что было с твоими предшественниками.  Есть такой термин – дью-дилиженс (due diligence) – оценка, проверка и прогноз прошлых и будущих рисков. На стадии формирования проекта важна глубина анализа. От него зависит, столкнется ли проект с «неожиданными» проблемами, как это было с «Филипс», «Каргилл», «Бунге», «Метро» - мировыми компаниями с огромным опытом инвестиций по всему миру. В результате, как известно, «Филипс» и «Каргилл» вообще ушли из региона, а «Бунге» и «Метро» реализовали свои проекты, но понесли чувствительные дополнительные расходы. В результате у региона сложилась определенная репутация – «здесь бывают эксцессы». Сейчас имидж губернии постепенно меняется – благодаря правительству Алексея Гордеева, которое много для этого делает. Но необходимость глубокой оценки рисков никуда не делась. Инвесторы пришли на порог, но стали внимательно относится ко входу. Инвестор приходит, когда видит возможность получить прибыль, однако осознает риски, но, естественно, хочет их минимизировать. Иностранные компании обычно привлекают независимых консультантов, в том числе и нас, что идет на пользу всем участникам процесса.

- Если говорить об усилиях властей, то как повлияло на настроения инвесторов появление технопарков под эгидой облправителства?

- У нас достаточно большой опыт сопровождения бизнес-проектов, в том числе и в «Масловском». Сейчас технопарк «Масловский» – все еще полуфабрикат для инвестиций, у каждого нового инвестора свои требования. Происходит  притирка юридической базы, клиенты спрашивают: каков юридический статус земли, какая разрешительная документация нужна для строительства, каковы экологические и пожарные требования, а также – каково мнение местных жителей.  Мы в свою очередь, обращаемся в соответствующие подразделения областного правительства, которое  эту информацию предоставляет и содействует ее получению. Мы не шпионим за своей областью – мы обращаемся с официальными запросами, и у нас получение информации происходит не за  шесть месяцев, и часто даже не месяц, а за считанные дни.

- Одной из проблем бизнеса в целом, в том числе для международных инвесторов считается недостаточная уверенность в судебной защите.

- Судебная защита в отдельно взятом регионе не отличается от судебной защиты в целом по стране, имеет такие же плюсы и минусы. Суды общей юрисдикции не похожи на суды арбитражные, и те, и другие нельзя назвать абсолютно справедливыми и принимающими независимые решения, особенно если это связано с крупным бизнесом или знатным чиновником. Зачастую расходы на рекламу у компаний оказываются меньше, чем на судебную защиту, но это неправильно. Пусть надежда на суд у бизнеса отсутствует, пусть найти управу на чиновника в суде бизнесмен, как правило, не сможет. Но быть твердым и убежденным в своей правоте до конца тяжбы честный предприниматель должен. Тогда он победит!

Текст опубликован в рамках гранта Гильдии аналитических журналистов

"Мы разные, но мы вместе"

Автор: Леонид Диденко

 Источник 

Поделиться