Адвокатский опрос – не доказательство, но средство для их получения

20/12/2018

Адвокатская газета, декабрь 2018 года

В Федеральную палату адвокатов РФ поступило обращение адвоката АП Курской области по поводу противоречивых правовых подходов, касающихся относимости и допустимости протокола адвокатского опроса как доказательства в суде. Адвокат указал, что считает целесообразным проведение обсуждения поднятого им вопроса на совещании с сотрудниками судейских органов, на котором присутствуют представители ФПА РФ, и необходимости разрешения этого вопроса в высшей судебной инстанции для формирования единой практики.

На самом деле арбитражные суды применяют две абсолютно противоположные друг другу позиции. Вопрос действительно является дискуссионным, но прежде всего стоит обратиться к действующему законодательству.

В Законе об адвокатуре предусмотрено, что адвокат вправе «опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь» (подп. 2 п. 3 ст. 6).

Согласно АПК РФ сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, полученные в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами, являются доказательствами (ст. 64).

Таким образом, при системном толковании действующих норм права выстраивается первая позиция – протокол адвокатского опроса, безусловно, является доказательством, которое арбитражный суд обязан принять и приобщить к материалам дела.

Однако возникает вопрос о весомости таких доказательств и доверии суда к ним. Безусловно, в арбитражном процессе исследуются факты, в большинстве своем связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, которая, в свою очередь, подлежит детальному документированию. 

Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 22 марта 2012 г. № 555-О-О, «предоставление суду полномочий по оценке доказательств и отражению ее результатов в судебном решении вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что, вместе с тем, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом…»

Отсюда вторая позиция – показания свидетелей, как и протокол адвокатского опроса, при наличии у суда других, более весомых и надлежащим образом оформленных письменных доказательств, учитываться не будут.

Но не стоит забывать, что возможны ситуации, при которых установить какой-либо факт не представляется возможным ввиду отсутствия или физического уничтожения документов и иных доказательств. В таких случаях протокол адвокатского опроса может быть единственным надлежащим доказательством. При этом для соблюдения принципа равноправия сторон опрошенное лицо может быть вызвано в судебное заседание, чтобы каждая сторона имела возможность задавать вопросы.

Кроме того, ст. 303 УК РФ установлена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому, административному и делу об административном правонарушении лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Для разрешения имеющихся разногласий в судебной практике можно обратиться к опыту зарубежных стран.

Например, во Франции законодательство об адвокатуре и адвокатской деятельности прямо не наделяет адвоката правом опрашивать лиц с их согласия, однако указывает, что адвокат действует в соответствии с требованиями справедливого судебного разбирательства. Взаимный обмен фактическими и правовыми аргументами, а также доказательствами происходит добровольно и заблаговременно с использованием тех средств, которые предписаны процессуальными правилами. (ст. 16 Закона Франции от 12 июля 2005 г. № 2005-790 «О правилах профессиональной этики адвоката»).

Как указано в Гражданском процессуальном кодексе Франции, доказывание путем свидетельских показаний является допустимым. Судья вправе потребовать пояснений от третьих лиц, с тем чтобы выяснить оспариваемые факты, которые этим лицам известны лично. Пояснения представляются или отбираются путем допроса в зависимости от того, являются они письменными или устными. Письменные свидетельские показания представляются сторонами или по требованию судьи.

Судья всегда имеет право заслушать свидетеля, представившего письменные показания.

Между тем уголовно-процессуальным законодательством Франции не предусмотрен такой вид сбора доказательств, как опрос адвоката, а в случае возникновения противоречий и при иной необходимости у адвоката и у суда есть полномочие вызвать определенное лицо в судебное заседание.

По моему мнению, опрос адвокатом определенных лиц – это разумное средство для сбора и формирования доказательственной базы, но сам по себе доказательством в уголовном или гражданском деле он может стать лишь после вынесения судом или следователем постановления о приобщении его в качестве доказательства – письменного документа.

Ссылка на публикацию

Поделиться